"ПРЕКРАСНАЯ ЭПОХА" ДЛЯ XPQ-21
/Эксклюзивное интервью с Jeyenne и Nicque/

Выходец из Италии, музыкант и продюсер Jeyenne и его партнерша Nicque за последние три года на собственной шкуре испытали, как тяжело быть артистами-индивидуалами, выбравшими свой собственный творческий путь и не желающими быть проводниками чужих бизнес-планов и маркетинговых стратегий. Слишком альтернативные, дерзкие и противоречивые для техно-сцены и с трудом вписывающиеся в современные электро-индустриальные стандарты, XPQ-21 вынуждены вести теневой образ жизни, из-за чего у них возникают проблемы с лейблами и изданием своих работ. Тем не менее, выпустив в 1997 году MCD "Darkness" и еще год спустя дебютный альбом "Destroy To Create", команда нашла свой фирменный, легко узнаваемый стиль и начала строить фанбазу. А в прошлом году дуэт подписал контракт с германским электро-лейблом Bloodline, под маркой которого в декабре представил на суд публики свежий клубный MCD "A Gothic Novel" и очень удачную CD-компиляцию под названием "Belle Epoque". Последний альбом содержит как новые, так и старые треки группы и таким образом обобщает все то лучшее, что было создано артистами за последние несколько лет. Для многих европейских и тем более для американских электронных меломанов-старожилов название XPQ-21 звучит в новинку, но мы в свое время не упустили из вида эту замечательную команду и гордимся тем, что для наших постоянных читателей сегодняшняя публикация продолжит знакомство с самобытными музыкантами и их музыкой. Итак, далее вас ожидают "сборное" интервью с Jeyenne и Nicque, а также моя рецензия на CD "Belle Epoque".

v: Сначала был Jeyenne, затем XPQ-21 featuring Jeyenne, а теперь просто XPQ-21. Почему вы решили больше не использовать в названии имя Jeyenne? Будет ли под этим именем издаваться что-нибудь в будущем?
N: Jeyenne стартовал в начале 90-х годов как сольный проект. В последние годы я также внесла весомый вклад в работу над новыми песнями, и поэтому для нашего альянса нужно было подыскать новое название. Насколько мне известно, на следующий год запланирован релиз нового CD Jeyenne.
v: На "Belle Epoque" вы разместили обновленную версию старого клубного хита "Darkness", а также еще несколько ранее издававшихся треков. Почему вы решили включить в альбом не только новые песни?
N: Дело в том, что "Darkness" и другие ранее опубликованные вещи по производственным и рекламным причинам не стали теми козырями, с помощью которых мы намеревались привлечь к нашей музыке людей. Мы очень надеемся, что благодаря сотрудничеству с TCM/Bloodline у нас все будет развиваться иначе.
v: Ваш последний альбом для части аудитории будет в новинку, другим же людям он покажется наполовину новым. Считаете ли вы издание этого альбома-компиляции первым настоящим успехом XPQ-21?
J: Для нас успех - это опыт ремикширования FRONT 242, а также выступления с Moby и PRODIGY в совместном турне перед 20-тысячной аудиторией и наличие наших дисков на полках CD-магазинов. Однако все это происходило накануне выпуска первого альбома, и поэтому сегодня вести разговор о первом успехе нашей группы неправильно.
v: Что вы делали в паузе между выпуском альбомов и что ожидаете от нового рестарта?
J: Два года мы загорали, пили шнапс и теперь ожидаем от рестарта таких продаж, которые позволят нам следующую пару лет проводить в том же духе.
v: Заключив контракт с Bloodline, вы попали на лейбл, активно оперирующий на так называемой альтернативной сцене. Означает ли это, что вы сознательно решили дистанцироваться от вашего богатого техно-прошлого?
N: Я бы не назвала это отходом от техно. Просто за последние годы наша музыка изменилась, и если у лейбла возникают структурные проблемы, то его артистам нужно стремиться к новым берегам. Мы исходим из того, что широкий спектр издаваемой на Bloodline электронной музыки создает хорошие условия для нашего дальнейшего роста.
v: Диапазон вашего саунда действительно впечатляет. Например, если отталкиваться от музыки и текстов к песням "Close Your Eyes" и "Hey You", то можно занести вас в область wave/поп-музыки, в то время как трек "What The F*** U Want" звучит как брейкбит-рок, а на "Eight" и "Cinecitta" вы словно блуждаете по просторам синтезаторного эмбиента... Каково ваше сегодняшнее самоопределение как музыкантов? Вы сознательно возвращаетесь к звучанию минималистской электроники 80-х годов?
N: Наши песни рождаются из повседневных переживаний и настроений. Мы идем в студию не для того, чтобы сознательно ориентироваться на старые вещи. Нам более интересно смешивать различные стили. Мы не хотели выпускать "Destroy To Create Vol. 2", и поэтому саунд "Belle Epoque" кажется более минималистичным...
v: "Belle Epoque" звучит более жирно и многослойно, нежели предыдущие работы. Ваши звукозаписывающие возможности сильно улучшились за последние годы?
J: Стилистически и технически мы сделали огромный шаг вперед. Сегодня именно в секторе электронной музыки все развивается с наибольшей скоростью, и мы бы не хотели плестись в конце эволюционного процесса.
v: Относится ли название альбома "Belle Epoque" к 80-м годам или вы подразумевали под ним нечто другое?
N: Изначально под "Belle Epoque" мы понимали период времени перед 2-й мировой войной, так называемые "золотые годы", когда люди влюблялись в технику, строили "Титаник" и тому подобные вещи. Это было время творческого подъема - мы сегодня также ощущаем что-то подобное.
v: Как вы пришли к созданию кавер-версии песни BAUHAUS "Bela Lugosi's Dead"? Вы являетесь старыми фанатами этой банды?
N: Я бы осторожно оперировала словом "фанаты". Просто есть произведения отдельных художников, над которыми хотелось бы поработать в студии. В данном конкретном случае - это дань уважения актеру, режиссеру и всей специфической хоррор-серии.
v: Во время записи этого трека вы, должно быть, носили длинное пальто вампира?
J: У меня не было времени на то, чтобы присмотреть себе в комиссионке подходящее пальтишко... Хотя мне было все равно, в каком виде исполнять эту песню: в купальнике или лыжном костюме - на пении это никак бы не отразилось.
v: Как вы находите сегодняшнюю техно-сцену? Вы все еще выступаете на ней в качестве ди-джея?
J: Не имею ни малейшего понятия, как там сегодня обстоят дела. Свой последний DJ-сет я отыграл в 1995 году. Дело в том, что мои представления о сете сильно отличались от потребностей людей, посещавших вечеринки, и поэтому я решил сложить все пластинки в подвале и занялся другими вещами.
v: А у вас не возникало желание повлиять на техно-сцену с ваших новых музыкальных позиций?
J: Нам все равно, какой сцене принадлежит публика. Однажды мы выступали на фестивале после Jimi Tenor'a, который также не вписывается в известные жанры, однако имел успех у толпы. Если музыка хорошо воспринимается массами, то нам все равно, перед кем выступать.
v: Вы сегодня живете и работаете в спокойной сельской местности. Чем вас привлекает провинциальное окружение? Вы смогли бы перебраться на постоянное жительство в такие крупные города, как Вена или Берлин?
N: Для нашей работы нынешнее окружение имеет ряд больших преимуществ. Смена занятий между записью в студии, альпинизмом, катанием на доске дает свои интересные плоды. К тому же Jeyenne много лет жил в Кельне, и я также сменила несколько больших городов, но здоровую атмосферу мы нашли только здесь. Однако всякое может случиться... возможно, нам наскучит сельская жизнь и нас снова затянет в большой город, совсем не обязательно расположенный в Европе....
v: Будете ли вы презентовать свой альбом в live- и видеовариантах, планируете ли выпуск второго MCD?
N: Пока что мы не можем сказать ничего конкретного, но в разработке находится план гастрольного турне, где мы собираемся исполнять как новые, так и старые песни.

www.bloodline.de

vAlien/DJ Commando LABELLA

© MACHINIST 2005. All rights reserved.